Мы в соцсетях

23 февраля 2019

Ирина Хакамада рассказала, почему решилась родить особенного ребенка



О том, что у девочки синдром Дауна, политик узнала на пятом месяце беременности.

Политик и публицист Ирина Хакамада долгое время скрывала, что у ее дочери синдром Дауна. Она хотела оградить девочку от излишнего внимания и спокойно строить карьеру. При этом она с детства социализировала ребенка: сначала отправила ее в обыкновенный детский сад, а затем — в самую обычную — не не коррекционную – школу. «Я быстро поняла, что таких детей в обыкновенных школах просто терпят. Там нет коуча, который с ними рядом сидит, им положены только два занятия с дефектологом в неделю. Ребенка запускают в общий класс, программа идет своим ходом, он ничего не успевает, не получает знаний», — посетовала Ирина.

Тем не менее, школа пошла девочке на пользу — Маша стала социально активной, и Хакамада начала брать ее с собой на различные мероприятия. Впервые они вместе появились на публике в 2008 году на премьере сказочного фильма «Хроники Нарнии: Принц Каспиан». «Я начала везде таскать Машу с собой, учить общаться с людьми. Я играла с ее амбициями. Говорила: «Мы идем во взрослую тусовку, куда детей не берут. А я тебя беру. Постарайся вести себя как светская дама. Хочешь быть похожей на меня? Я – леди, и ты тоже будешь леди». Она спрашивала: «А что это значит?» Я говорила: «Это значит, что при встрече с незнакомым человеком ты говоришь – здравствуйте, меня зовут Мария, а как вас зовут?» Постепенно она стала играть эту роль гениально», — рассказала Хакамада.

Ирина Хакамада с дочерью Марией



О том, что у ее дочери синдром Дауна, Ирина узнала, когда находилась в положении. Прерывать беременность политик не стала — она хотела родить ребенка от любимого человека. «Случился сумасшедший роман, безумная любовь. В 42 года я понимала, что она, наверное, последняя в моей жизни. Мы хотели ребенка. Я не верила, что получится, и вдруг получилась Маша – желанное дитя. Когда на пятом месяце беременности выяснилось, что есть особенности развития, мы с мужем сразу полезли искать информацию. Мы очень любознательные и уже тогда, 20 лет назад, активно пользовались Интернетом. Изучили все досконально, до мелочей, и поняли – справимся. Рожать поехали в Штаты. Там нам объяснили, что любой ребенок может быть счастливым – и наша дочь в том числе. Да, счастье сильно зависит от продвинутости страны, но никакая страна не поможет, если родители не готовы. Все в руках мам и пап», — уверена Хакамада. По ее словам, отец девочки Владимир Сиротинский быстрее нее адаптировался к Маше, научил девочку кататься на горных лыжах, всячески поддерживал, хотя и не был рядом все время.

Ирина Хакамада с семьей

Ирина Хакамада призналась, что поддерживает дочь во всех ее начинаниях. «Маша колледж закончила по гончарному искусству, пошла на следующий факультет – лепки и раскраски­, но я понимаю, что она не будет этим заниматься. У каждого свое, главное, чтобы общество предоставляло им выбор так же, как обыкновенным людям», — считает она. Девушка, в свою очередь, помогает маме справляться с жизненными трудностями. «Переживала я долго и много. Но со временем осо­знала, что уже не я Машу тащу, а Маша меня вытаскивает из любой ямы. У меня же полно неприятностей и на работе, и личных тоже. Но я вижу Машу утром и думаю: «Какая красивая девка! Я это сделала!» Когда ваше достижение ходит у вас перед глазами, есть за что благодарить жизнь», — призналась Хакамада в интервью Наталье Водяновой для Marieclaire.ru.

Напомним, что в настоящее время Маша встречается с блогером и спортивным журналистом Владом Ситдиковым, у которого тоже синдром Дауна. Ирина Хакамада полностью одобряет выбор дочери. Полтора года назад пара даже планировала пожениться, но о смене статуса своих отношений до сих пор не сообщила. В июле прошлого года влюбленные улетели на отдых в Испанию, чем породили волну слухов о своей свадьбе.



Особенная дочь Ирины Хакамады Мария отдыхает в Испании с возлюбленным

Тренды недели