Мы в соцсетях

22 апреля 2019

Тотальный грабёж и лингвоцид – причины Второй Руины



Продолжение. Начало здесь и здесь.

Вторая печальная дата ушедшего года, которую тоже пытались «скрыть», – начало Второй Руины, а ей ведь исполнилось тогда ровно сто лет. Своей точкой отсчёта она имеет принятие Центральной радой – самозваным образованием, о существовании которого за пределами Киева мало кто даже слышал, но дерзавшей говорить от имени всего народа, – так называемого Четвёртого универсала. Провозглашён он был 9 (22) января 1918 года, и согласно ему УНР стала «самостоятельным, ни от кого не зависимым, свободным суверенным государством украинского народа». Таковым де-юре оно и оставалось до 27 января (9 февраля) 1918 года, аж целых две недели – до момента подписания представителями ЦР в Брест-Литовске «мирного договора» с Германией и Австро-Венгрией. Вослед ему сразу же пошло обращение за военной помощью. На этом основании Украина была «законно» оккупирована австро-германскими войсками. Вожделенные независимость, свобода и суверенитет были без колебаний уложены под сапог германца. Сделано это было сепаратно, за спиной всех союзников, то есть предательски. Данное обстоятельство и ввергло Украину в Гражданскую войну, которая официально завершилась в 1921 году, но отдельные банды, в том числе засылаемые из-за рубежа, преимущественно из Латвии и Польши, действовали ещё добрых пять лет, беспощадно терроризируя население.

Украинская делегация в Брест-Литовске сдала самостоятельность, независимость, свободу и суверенитет своей страны и глазом не моргнув

Борьба народа против немцев и австрийцев переросла в сражения против «красных» продотрядов, отбиравших сельхозпродукцию у населения, всевозможных банд «зелёных», махновцев, кулаков, которые кормились за счёт всё того же крестьянина. Вектор развития тем не менее был найден: в 1922 году УССР была в числе учредителей Союза ССР, в полной мере осознав справедливость ленинской формулы, высказанной ещё в 1913 году: «При едином действии пролетариев великорусских и украинских свободная Украина возможна, без такого единства о ней не может быть и речи». Но понята она была своеобразно: возведение великих строек, благодаря чему впоследствии УССР вошла в десятку самых развитых стран мира, правительство республики делегировало «центру», за собой оно оставляло главным образом «труды» по созданию новой, невиданной «украинской нации», никогда прежде не существовавшей.

Любопытен в этом смысле дневник Владимира Винниченко, высшим достижением которого стал пост председателя Директории УНР, опубликованный на волне пресловутой перестройки. Чуя, откуда ветер дует, он направил свои стопы в 1920 году в Москву за назначением. Его поразило то обстоятельство, что в Комиссариате иностранных дел референт по украинским делам, «то есть человек, наиболее компетентный и авторитетный среди прочих», по его словам, сказал так: «Никакой Украины не было и нет; на Украине все прекрасно говорят по-русски, и весь этот украинский вопрос есть выдумка».

Владимир Винниченко, русскоязычный писатель и апологет украинизации

Но сами «украинские товарищи» думали иначе. Своим волевым решением они в том же 1920 году постановлением Совнаркома Украины ввели обязательное изучение украинского языка в школах, обратим внимание, в уже начавшемся учебном году предмета, ещё никак не оформленного в качестве полноценной дисциплины, силовыми методами, прямо по сопромату: «внедрением инородного тела в сопротивляющуюся среду».



Далее, в решения XII съезда ВКП(б), состоявшегося в апреле 1923 года, был «протянут» вопрос о провозглашении политики коренизации, направленной на замещение русского языка и культуры в союзных республиках языками и культурой представителей национальных меньшинств. Подавалось это под лозунгом борьбы с тем самым великорусским шовинизмом, который ассоциировался с имперским прошлым России. Главными обличителями великорусского шовинизма и сторонниками украинизации выступили Григорий Зиновьев (Радомысльский), Николай Скрипник (Скрыпник), Николай Бухарин (до революции жил под именем Мойша Долголевский) и другие, впоследствии так или иначе пострадавшие.

Некоторые из сочинений профессора Е. Тимченко

Институт языкознания имени А. А. Потебни был учреждён в Киеве в 1930 году; достойная продукция его пошла уже после войны, в 1950-х. Ранее обслуживанием новопридуманного «новояза» (который тогда назывался, кстати говоря, «языком» — см., в частности, «Історичний словник українського язика» под ред. Е. Тимченко, 1930-1932) занимался Институт украинского научного языка, выросший в 1921 году из «правописательно-терминологической комиссии» при ВУАН и практической помощи нескольких тысяч завезенных из Галиции «носителей настоящей народной мовы», долженствующих служить живым примером того, что «вона таки існує» (существует) и «на ній можна спілкуватися» (общаться). Любопытно, что «українська народня школа» стала изобретением отнюдь не большевиков – её как способ воздействия на умы детей и молодёжи, воспитания их в националистическом духе, через них – внесения раскола в семьи (т. е. для массового изготовления этаких Павликов Морозовых на австрийский лад) придумали в Австро-Венгерской империи Франца Иосифа, отчего во многих случаях учредителями таких школ, особенно на Правобережье, значатся пресловутые сечевые стрельцы – порождение враждебной и России, и Украине австрийской военщины. Странно, как эту особенность не заметили украинские большевики, по сути дела, продолжившие дело «найяснішого цісаря», к тому времени уже давно лежавшего в гробу.

«Українські народні школи», открытые австрийскими сечевыми стрельцами на Правобережной Украине. На вывеске одной из них мы видим надпись на «родном немецком языке», языке учредителей

В разработку новояза включился ряд энтузиастов из высшего эшелона власти УССР вроде Николая Скрыпника, последовательно занимавшего ряд ответственных постов в УССР, и по имени которого названо так называемое харьковское правописание, которым доныне пользуется украинская диаспора в Канаде, США и других странах. Среди участников проекта были «известные украинские учёные» А. Крымский, Л. Булаховский, Е. Курило, А. Синявский, Е. Тимченко, Н. Грунский, В. Ганцов, М. Наконечный, Г. Голоскевич, Б. Ткаченко и др., а также литераторы Майк Йогансен, Сергей Ефремов, Михайло Яловый, Мыкола Хвыльовый и прочие. Последний, кстати, известен как автор лозунга «Геть від Москви», радикальной постановкой вопроса «Украина или Малороссия?», максимы «Ориентация на психологическую Европу» – это что, тоже насаждалось из Кремля, лично Сталиным?



Николай Скрыпник (слева) и Микола Хвыльовый (по-настоящему Николай Григорьевич Фитилёв), видные деятели украинизации и самоубийцы

Не будем забывать при этом, что последнюю точку в своей карьере и жизни они поставили сами. В подражание автору манифеста «Самостійна Україна», иконе украинских националистов Николаю Михновскому, они тоже совершили самоказнь. Тот, правда, повесился, а эти, по слову поэта, «легли виском на дуло». Демонстрируя этим, что украинский национализм – вещь на самом деле самоубийственная.

(Продолжение следует)

Тренды недели